Святослав Мазур: Мое духовное посвящение на российский трон

(глава из книги «Апокалипсис по-русски»)

Сегодня россияне ждут прихода русского царя. И конечно, как это бывает в России, да и во всем мире в целом, появляется множество самозванцев. А как отличить истинного царя от самозванца? Я расскажу об этом в двух статья.

 

Посвящение

 

Я снова собрался в город Орел, к Людмиле Михайловне, так как друзья мне передали, что в конце лета она собирается провести семинары второго уровня, которые дадут расширенное понимание вопросов работы с человеком, с кармой, с родом, то есть, как раз то, что необходимо было мне в данный момент. Я собрал кое-какие деньги на дорогу и проживание, и отправился с одной целью: пополнить багаж знаний и прояснить некоторые, неясные пока, аспекты нашей духовной работы. Теперь меня вело в Орел более осознанное стремление ученика к знаниям, так как начальный период моего обучения был для меня, как мне казалось, законченным. Все было учтено: и начало занятий, и место проживания, и финансовые вопросы, но, как это бывает в реальной жизни, все пошло по сценарию мне неизвестному.

Я устроился на работу в Орле, так как семинары откладывались. Людмила Михайловна была в постоянных отъездах, деньги, которые я приготовил на учебу и проживание, подходили к концу. И если я приехал летом, на несколько недель, в легкой одежде и обуви, то прошло уже несколько месяцев, наступила холодная осень.

Друзья и новые родственники меня одели в теплую одежду. Я жил в квартире, которую снимали мои дети. Работал по специальности художника-оформителя. Но атмосфера любви и понимания, духовного усовершенствования присутствовала постоянно. У Людмилы Михайловны было много учеников, с которыми я встречался, беседовал, работал. И хотя мою жизнь нельзя было назвать идеальной, в смысле проживания и комфорта, я, человек непритязательный, решил, что уеду из Орла только с победой, иначе не было смысла сюда приезжать.

Время шло, наступила зима, приближалось рождество. Мой зять Роман собрался ехать в Москву за художественными принадлежностями: красками, бумагой и т. д. Я попросил его купить для меня книги и кассеты с музыкой для медитации. В Кишиневе это был дефицит, да и цены были намного больше. Рома согласился и стал готовиться к отъезду.

Я закрылся в маленькой комнате, где жил, как в келье, последние месяцы, попросил разрешение у Господа на духовную работу и отправился к своему духовному наставнику в созвездие Плеяды. Предпраздничные дни и суета были не для меня. Мне хотелось тишины и спокойствия. На небе в Белом храме Иисуса Христа было очень много Святых Сущностей. Они проводили духовную работу, связанную с Россией. И хотя этот величественный Храм обычно наполнен тишиной и спокойствием, сегодня в нем, как говорится, негде было упасть яблоку. Входили воины в золотом облачении, Святые мужи в белых и золотых одеждах, все в головных уборах, в коронах, венцах с личной символикой, с крестами и посохами. Каждый преклонял колено перед Господом и садился на свое четко определенное место. Этот Храм мне был уже известен. Группой мы сюда прилетали и проходили духовное посвящение. Каждому члену нашей группы тогда Господь преподнес чашу, из которой мы по очереди испили темно-синюю субстанцию духовной энергии. И хотя это было уже давно, я снова ощутил мощный духовный прилив сил при виде светящейся сути Господа. Я тоже сел на свое место. По моему ощущению людей было десятки тысяч. Все это мне напоминало какую-то мощную демонстрацию силы. Господь взмахнул Своим светящимся крестом. Все прекратило свое существование на уровне нашего видения, реальность изменилась, Храм исчез и я увидел огромную территорию России свысока. Она горела и ее люди метались из края в край, не находя своего места, люди словно обезумели. Луч света освятил ее центр и в том месте, где очистилось пространство, появился Божественный крест, тот, который был у Бога в руке, он лег в основание храма, за строительство которого взялись тысячи Святых, спустившихся с неба. Они строили храм не из камня или дерева, а из самих себя, из своей духовной сути. Храм быстро рос и, наконец, засиял золотым куполом. Он мне напомнил старинные средневековые могучие храмы древней Руси, совершенно белые, вытянутые к небу с единственным золотым куполом.

Потом образ этого храма перенесся, но уже в уменьшенном виде, в центр зала Храма Господа. Господь подошел к нему и сказал: «Отныне и навсегда, Я, Иисус Христос, отдаю волю свою и заботу построению нового храма и жизни на Земле». Храм возвратился на Землю России и на планете засияли золотые огни Господа. Я сидел очарованный и только наблюдал за этим великолепным действием и вдруг услышал внутри себя знакомый голос Учителя, который нежно и очень трогательно, по-отцовски, сказал: «Зачем ты работу, которая поручена тебе, отдаешь другим. Мы тебя ждем на праздничной службе».

Я открыл глаза. Рома в другой комнате занимался подрамниками. Я его спросил, какой у него план действия в Москве, и он рассказал, что планирует посетить Троице-Сергиевскую Лавру, куда собирался неоднократно, но все не было такой возможности. Я ему объявил, что поеду с ним. Мы три дня ничего не ели, для того, чтобы предстать перед святыней России в очищенном духовном состоянии. Дальше все происходило, как во сне. Мы остановились у знакомых, ходили по столице, по необходимым магазинам, впитывали воздух предпраздничной суеты и на следующий день, сели на электричку и отправились в Троице-Сергиевскую Лавру.

Приехали еще затемно. С нами в вагоне ехало несколько богомольных старушек, они нам и указали дорогу, и мы, окрыленные предвкушением новых открытий, переживаний, отправились к обители. Надо заметить, что Троице-Сергиевская Лавра является центром духовной жизни России и несет ее Духовную идею через годы. Конечно, тот, кто видел это чудо, меня поймет. Неожиданно заканчиваются улочки городка, и перед тобой открывается панорама белокаменных храмов, увенчанных многочисленными золотыми куполами. Мы прошли по территории Духовного центра, глазами художников полюбовались шедеврами зодчества и направились поклониться мощам преподобного Сергия Радонежского, одного из столпов Российской духовности.

Троицкий собор Троице-Сергиевского монастыря произвел на меня неизгладимое впечатление. Внутри не было электрического освещения, горели лампады, трещали свечи мерцающим огнем. Вереница людей стояла в очереди, чтоб прикоснуться к саркофагу с мощами святого. Я же встал посреди зала, как зачарованный. Какая-то мощная, необузданная сила заклокотала внутри меня. Я упал на колени и стал молиться. Никогда я не ощущал внутри своего тела такую силу и даже не мог себе представить, что она существует. Не знаю, сколько времени продолжалась эта молитва, что я говорил, время, как будто бы остановилось, но, когда я пришел в себя, все так же горели лампадки, потрескивали свечи, никто на меня не обращал никакого внимания. Я стал в очередь, прошел, как и все, вдоль знаменитых шедевров Андрея Рублева, припал к святым мощам Сергия Радонежского и вышел во двор. Состояние души было приподнятое, любовь переполняла мое сердце. Я чувствовал, что со мной происходит какая-то трансформация, я становлюсь другим, и вокруг все приобретает другую окраску. Мы узнали, что в связи с тем, что людей пришло на службу очень много, служба пройдет в трапезной.

Зал трапезной мне показался очень огромным. Без видимых опор, он и на самом деле вмещал большое количество верующих. Мы стали протискиваться к иконостасу, поближе к священнослужителям. Я подошел к заграждению, впереди были изображены образы святых. Я ощущал себя словно в каком-то нереальном пространстве. Подходили служители, молодые монахи. Они открывали в заграждении маленькую дверь, входили и занимали свои места. Я с интересом наблюдал это действие. Вошли иерархи православных церквей, все в праздничных одеждах, головных уборах, в драгоценных духовных регалиях. Происходящее вокруг меня было очень интересным и красочным. Я просто залюбовался этой картиной и вдруг услышал внутри себя знакомый голос: «Что ты стоишь, проходи, не стесняйся».

Чтобы было понятно мое состояние, хочу напомнить, что вся одежда, в которую я был одет, была с чужого плеча, так как давалась просто для того, чтобы я не замерз, и была далека от изыска. Я был в черной длинной драповой куртке, в теплых сапогах, поверх которых были одеты черные брюки. Я открыл дверь и вошел на территорию священнослужителей. Справа и слева располагались два мужских хора, составленные из молодых священников, скорее всего из семинарии. Впереди по центру располагалась икона Сергия Радонежского, к которой непременно прикладывались все вновь приходящие священники. Я тоже подошел к этой иконе. Энергетика, которую она излучала, была такой мощной, что мне пришлось предпринять некоторые усилия, чтоб взглянуть Святому в глаза. Я перекрестился, приложил к иконе свой лоб и встал в группу священнослужителей, которые расположились справа от входа. Я не знаю, как это все произошло, но мне казалось, что ноги сами собой меня двигают в пространстве. Самое интересное, что меня будто никто не замечал, ибо никто не обращал на меня никакого внимания.

Началась служба. Все происходило в каком-то полете, в растворении. По щекам текли слезы, я ощущал единение со всем, что происходило. Мне поднесли на красивом подносе листочки с именами и я, как и все стоящие рядом священнослужители, взял их и стал читать, прося Господа о заступничестве. Эти глубокие чувства и эта Российская мощь мне напомнили действие, которое недавно происходило на небе. Я понял, что все, что было сказано Господом в его Небесном Храме, уже воплотилось и живет на Земле России.

Теперь, вспоминая эти годы, я понимаю, насколько я был далек от понимания происходящих событий, и насколько важна вера и любовь, которые ведут человека к цели и создают условия его внутреннего построения по новому Божественному пожеланию. Я знаю, что найдется много скептиков, которые будут возражать, читая эти строки, и знаю, что очень много есть и было противников Божественного провидения. Я понимаю и отдаю себе в этом отчет. Было бы очень странно, если б их не было вообще. Это бы означало, что мир только белый или только темный. Но мир — разнообразный, он разноцветный, в нем присутствует весь спектр цветов существующих между белым и черным. И поэтому я рад, что есть люди — противники духа и есть его сторонники. Их противостояние и есть активная борьба, так необходимая для развития человеческой личности. Теперь надо просто осознать, что больше тебе подходит, и сделать осознанный выбор между духом и материей, между вечным и конечным, между Богом и хаосом, который является противоположной стороной Закона Божьего.

Наверное, надо объяснить некоторые аспекты духовной работы. Ведь стоит человеку на миг сознаться себе, что кроме мира материи в нем есть еще что-то такое, что он пока объяснить себе не в силах (не может), как сразу же запускается механизм реализации духовных сил сути человеческой. Этот механизм заложен в человеке изначально Богом и необходим именно для того, чтобы человеческое существо включилось в работу судьбы именно в нужном месте и в необходимый отрезок времени. Точно так это произошло со мной, так же это происходит и с любым другим индивидуумом, находящимся на планете Земля. Это говорит в первую очередь о том, что жизнь человека является зависимой от Высшего сценария, смысла.

Представьте себе, что человек полностью свободен от каких-либо обязательств и каких-либо законов, и каждый творит только то, что ему кажется целесообразным для удовлетворения его личных потребностей. Мир сразу же превратится в неуправляемый хаос, где будут твориться невообразимые действия. Внутри человека есть много инструментов, которые точно определяют, что данный поступок приведет к разрушению моей сути, а этот поступок возвысит меня перед собой и окружающими. И это понимание дает толчок развития моему внутреннему союзнику, моему духовному Я. Значит, человек в своих поступках, даже на уровне Духовного восприятия, не знает главного смысла происходящего, хотя и имеет внутри себя инструмент ограничения и поощрения. То есть мерило, которым человек может определить степень возможных последствий от его жизнедеятельности. Хотя понятно, что определенной точности такими измерениями или ощущениями добиться невозможно, все же человек обусловлен постоянным анализом своей жизнедеятельности.

Хочу заметить, что иногда именно этот анализ и сдерживает человеческое движение к истине, так как является определенным банком данных человеческого опыта, приобретенного в ходе жизнедеятельности на Земле и часто становится непреодолимым, закостенелым барьером, закрывающим от человека видимость реального мира. Хотя данный опыт необходим человеку как рефлекторное действие в области материального мира. Он же становится преградой в постижении миров Духовных, потому что для преодоления барьера рефлекторных образов, клише и жизненного опыта, надо вооружиться совершенно другими качествами, не имеющими себе аналогов в мире материи.

Этими качествами и являются вера, любовь и целеустремленность, то есть волевое, постоянное, неуклонное устремление к намеченной цели. Только такие качества дают возможность человеку преодолеть закостенелую преграду, построенную умом, и окунуться в иной мир, мир Бога, Духа, Истины. Такие возможности открывает человеку Господь в определенное время и в определенном месте на бесконечном пути движения человека. Его роль, роль Бога, в этот момент решающая. Он дает возможность человеку ощутить нечто другое, неизвестное, что дает возможность разбудить в человеке спящие до сего момента силы, которые начинают требовать своей реализации. Это стремление к знаниям, к истине, к неизвестному, в свою очередь толкает человека к новым, доселе неизвестным ему поступкам. Получается так, что эти силы являются большим стимулом и аргументом, чем закостенелые клише нашего физического ума и наработанного годами обиходного опыта. Человек, услышавший зов Бога, больше никогда не вернется в состояние прошлой своей жизни, так как новые переживания Божественного прикосновения для человека становятся такими необходимыми и важными, что его суть в бессознательном состоянии просит постоянного их повторения.

Душа и Дух, дремлющие до поры, знают и помнят и Отца родного, и свой родной, Отчий дом. И та, даже мимолетная вспышка, которая выводит их из состояния забытья, дает возможность возродиться Духовной памяти, знанию, которое никогда не исчезает, так как является составной частью вечного человека. Духовная память, записанная на буддхическом уровне человека, является чашей, которую человек, в течении своего бесконечного движения во вселенной, капля за каплей наполняет. Духовная чаша человека — это его потенциал, это его возможность продвижения к намеченной цели. Наполнение чаши дает возможность человеку ощутить всю полноту Божественной, первозданной природы, ибо Дух Всезнающий и Всемогущий стремится к самореализации во всех сферах жизни. Точно так же, как стремится к этому материя, но на своем материальном уровне. Борьба этих двух начал и создает условия развития реального мира.

Апокалипсис по-русски /С. Мазур/

Святослав Мазур, В.М.С.О.Н.В.П. https://www.facebook.com/sveatoslavmazurmagistr

 

 





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 19 =